Потребителски вход

Запомни ме | Регистрация
Постинг
12.10.2015 22:36 - Распадется ли Сирия? Вероятность создания «Государства Алавитов»
Автор: hadzapi Категория: Политика   
Прочетен: 680 Коментари: 0 Гласове:
1



Распадется ли Сирия? Вероятность создания «Государства Алавитов»
Гражданская война в Сирии ставит перед страной вполне ощутимые перспективы распада на несколько суверенных государств. По крайней мере, такой сценарий развития событий все чаще обсуждают российские и западные политологи. Слишком велика цена, которую каждая из сторон сирийского конфликта уже заплатила за свою «правду». Сунниты и шииты, алавиты и курды, арабы-христиане, ассирийцы, армяне, греки-мелькиты, туркмены – все эти этноконфессиональные общности до недавнего времени не без конфликтов, но все же уживались в рамках единого государства. Война поставила под вопрос саму возможность их дальнейшего совместного существования. Собственно, современная Сирия – это продукт колониальной эпохи, точнее – раздела владений Османской империи на Ближнем Востоке по итогам Первой мировой войны. Входившие до 1918 г. в состав Османской империи, сирийские и месопотамские земли позже были разделены между Великобританией и Францией. Под контроль англичан попали Ирак, Палестина и Трансиордания, а под контроль французов – Сирия и Ливан.

image

Как создавалась современная Сирия

Земли современной Сирии на протяжении ровно четырех столетий, с 1517 по 1918 гг., находились в составе Османской империи. После поражения Османской империи в Первой мировой войне большая часть ее земель была оккупирована державами Антанты, либо провозгласила независимость. Важную роль в арабской политике в период до и после Первой мировой войны играла Великобритания, которая способствовала активизации антиосманских настроений среди населения Аравийского полуострова. Британцы установили дружественные отношения с династией Саудитов, правившей в Неджде («ядро» будущей Саудовской Аравии) и проповедовавшей салафизм. Однако священные для всех мусульман города Мекка и Медина, расположенные в провинции Хиджаз, находились под контролем шерифов Мекки, которой с 1201 г. управляла арабская династия Хашимитов. Шерифы сохраняли власть над священным городом и после вхождения Хиджаза в состав Османской империи. Во время Первой мировой войны британцам удалось подтолкнуть шерифа Мекки Хусейна ибн Али к антиосманскому выступлению. Ему пообещали официальное признание в качестве короля независимого Хиджаза. В июне 1916 г. Хусейн ибн Али поднял восстание против османского владычества, рассчитывая впоследствии объединить под своей властью всех арабов Аравийского полуострова. Хиджаз выступал на стороне Великобритании, поэтому, когда в 1918 г. британские войска под командованием Эдмунда Генри Алленби вступили на территорию Сирии и з30 сентября аняли Дамаск, вместе с ними прибыли и арабские формирования под командованием Фейсала – сына мекканского шерифа и короля Хиджаза Хусейна ибн Али. Фейсал занимал в Хиджазе пост министра внутренних дел. Король Хиджаза рассчитывал, что с помощью Великобритании ему удастся объединить под своей властью все арабские земли – от Сирии на севере до Йемена на юге. Поэтому его сын Фейсал приступил к формированию арабского правительства в Дамаске. В октябре 1918 г. военным губернатором Сирии был назначен Али Рида Баша ар-Рикаби (1864-1942) – уроженца Дамаска, бывшего турецкого генерала, выступившего против вступления Османской империи в войну на стороне Германии и за это поплатившегося военной карьерой.

Перед вступлением в Дамаск войск Фейсала ар-Рикаби занимал должность мэра города. Однако, британцы не собирались отдавать ближневосточные земли под управление хиджазским Хашимитам. Принцу Фейсалу позволили управлять лишь восточной частью Сирии, поскольку, в соответствии с соглашениями Сайкса – Пико, Палестина была зарезервирована под британское управление, а Ливан и Западная Сирия – под французское управление. Уже 8 октября 1918 г. в Бейруте высадились французские войска, которые заменили в Сирии британские гарнизоны. Французская военная администрация прекратила деятельность арабских органов управления. Таким образом, надежды хиджазской династии на установление своей власти над всем арабским Ближним Востоком не оправдались, хотя Хусейн ибн Али и Фейсал продолжали рассчитывать на возможный реванш. Франция потребовала полного выполнения соглашений Сайкса – Пико, в связи с чем Великобритания вывела войска из Дамаска. Попытки принца Фейсала найти понимание у правящих кругов в Великобритании и Франции не увенчались успехом. Верховным комиссаром Сирии и Киликиии (юго-восточное побережье Турции) был назначен французский генерал Анри Гуро. Однако сирийское население не приветствовало французское присутствие в стране. Тем временем, отец Фейсала Хусейн ибн Али безуспешно вел войну с Недждом, которым управляли Саудиты. На Аравийском полуострове шла борьба за власть, в которой участвовали династия Саудитов, правившая Недждом, династия Хашимитов, правившая Хиджазом и династия Рашидидов, правившая эмиратом Джебель-Шаммар. Пока отец воевал на Аравийском полуострове, его сын Фейсал не оставлял надежды на утверждение монархом Сирии. В марте 1920 г. в Дамаске был собран Сирийский национальный конгресс, провозгласивший политическую независимость Сирии в ее исторических границах, включая оккупированные британцами земли Палестины. На этом же конгрессе Фейсал был провозглашен королем. Али Рида ар-Рикаби 9 мая 1920 г. был назначен премьер-министром Сирии. Правительство ар-Рикаби ввело в Сирии всеобщую воинскую обязанность и приступило к созданию и укреплению собственных вооруженных сил. Естественно, что происходящие события вызвали резко негативную реакцию в Париже, который к этому времени получил мандат на управление Сирией и Ливаном. Кроме того, были недовольны и христиане Ливана, которые опасались дискриминации и погромов в случае вхождения населенных ими земель в состав Сирийского арабского королевства. В Баабде был собран Совет христианских лидеров, который 22 марта 1920 г. провозгласил политическую независимость Ливана. 14 июля 1920 г. верховный комиссар Франции в Сирии генерал Анри Гуро предъявил королю Фейсалу ультиматум, поставив перед последним две возможные альтернативы – отречение от королевского престола в Сирии или сотрудничество с французскими властями и выполнение их указаний. Фейсал, стремившийся сохранить свою власть в Сирии, принял решение о сотрудничестве с французской военной администрацией. Вполне вероятно, что он сохранил бы королевский титул и получил часть прав на управление Сирией, но министр обороны Сирии Юсуф аль-Азма отказался подчиняться французскому командованию. Началась быстрая франко-сирийская война. В битве при Майсалуне сирийская армия потерпела поражение, понеся огромные потери. Погиб и военный министр аль-Азма. Уже 24 июля 1920 г. войска генерала Гойбета вступили в Дамаск.

Сирия под французским мандатом. Раздел страны

image Стремясь обезопасить Сирию от дальнейших восстаний, французское руководство приняло решение о создании на территории Сирии нескольких политических образований. Так появились Государство Дамаск, Государство Алеппо, Алавитское государство, Джабаль ад-Друз (Земля друзов), санджак Александретта и Государство Великий Ливан. Это разделение не до конца, но учитывало этноконфессиональные различия, существовавшие испокон веков в Сирии. Дело в том, что в конфессиональном отношении Сирия никогда не была единым государством. Во-первых, здесь исторически проживала одна из самых многочисленных в арабском мире христианских общин. Христианство и сейчас исповедует около 10% сирийского населения, прежде всего – ассирийцы, армяне, греки, арабы-христиане. Наибольшая часть сирийских христиан исторически была сосредоточена в северной части страны, которая в 1920 г. вошла в состав Государства Алеппо. В самом городе Алеппо проживала огромная христианская община, составлявшая треть городского населения и являвшаяся крупнейшей на Ближнем Востоке, помимо общины ливанских христиан. При этом христиане Алеппо не были едины – они включали приверженцев самых разных церквей, среди которых наиболее многочисленными были последователи Армянской и Сирийской православных церквей. Проживала в Алеппо и значительная иудейская община, численность которой до начала массовой эмиграции в Израиль составляла не менее 10 тысяч человек. Но большинство населения Государства Алеппо составляли мусульмане – сунниты, хотя на территории региона были шиитские и алавитские селения. Южная и менее развитая в экономическом отношении часть Сирии вошла в состав Государства Дамаск, центром которого стал собственно город Дамаск. Здесь преобладало арабское суннитское население. На севере Сирии, на сирийско-турецкой границе, в 1921 г. был выделен санджак Александретта, в котором, помимо арабов и армян, проживало многочисленное турецкое население. В 1936 г. вместо санджака Александретта было образовано Государство Хатай, которое в 1939 г. аннексировала Турция.

На юго-востоке Сирии, для обеспечения интересов этноконфессиональной общности друзов, было выделено государство Джабаль ад-Друз. Друзы – очень замкнутая группа населения на территории современных Ливана, Сирии, Иордании и Израиля, говорящая на арабском языке, но имеющая значительные культурные отличия от окружающей массы арабов, вызванные принадлежностью друзов к особой ветви ислама. Еще в Средние века друзы откололись от шиитской секты исмаилитов, сформировав в XI в. собственное учение, в основу которого легли взгляды проповедника Мухаммеда бен Исмаила Наштакина ад-Дарази, по имени которого и получили свое название. Как и в ряде других ближневосточных религиозных сект, переход друза в другую религию невозможен, как и принятие религии друзов представителями других этнических общностей. Друз должен быть рожден от отца и матери – друзов и исповедовать религию друзов. В Османской империи друзы сохраняли определенную автономию, включавшую в себя практически полную власть друзской знати над основной массой рядовых друзов, право на неограниченное ношение оружия, отсутствие воинской повинности. Вместе с тем, друзы никогда не были до конца лояльны османам, более того – они неоднократно предпринимали антитурецкие выступления. Исторически община друзов имела развитые связи с Великобританией, которая покровительствовала этой этноконфессиональной общности, надеясь обрести в них проводников своего влияния на Ближнем Востоке. В настоящее время в мире проживает не менее полутора миллионов друзов, около 900 тысяч из них до начала войны жили в Сирии. Еще одним государственным образованием, созданным на территории оккупированной французами Сирии, стал Великий Ливан. Само выделение Ливана из состава сирийских земель было продиктовано стремлением Франции защитить интересы маронитской общины – ливанских христиан-маронитов, которые имели давние исторические связи с Парижем. Марониты не хотели жить в составе мусульманского государства и мечтали о создании собственного государственного образования. Собственно, Ливан и создавался изначально как государство арабских христиан. Но по решению французских властей, в состав Великого Ливана были включены и земли, населенные мусульманами – суннитами и шиитами. Великий Ливан просуществовал до 1926 г., когда была принята конституция и создана Ливанская республика, в которой президент должен быть христианином, премьер-министр – мусульманином-суннитом, а спикер парламента – мусульманином-шиитом.

Наконец, именно в годы французского управления Сирией было создано Государство Алавитов, включившее в свой состав относительно небольшую территорию на северо-западе страны, на побережье Средиземного моря. Еще в 1919 г., во время «парада суверенитетов» после распада Османской империи, свою политическую независимость провозгласило Алавитское государство со столицей в порту Латакия. Однако 2 сентября 1920 г. мандат на управление территорией алавитов от Лиги Наций получила Франция. Тем не менее, алавиты продолжали сопротивление и лишь в октябре 1921 г. их лидер Салих аль-Али принял решение о капитуляции, после чего, 1 июля 1922 г., Область алавитов была включена в состав французской подмандатной Сирии.

Алавиты – уникальная общность в Сирии

Алавиты – это последователи алавизма, одного из направлений в шиитском исламе, которое «балансирует» на грани самостоятельной религии, поскольку включает в себя и элементы христианского вероучения. До сих пор в научной среде не прекращаются дискуссии о происхождении алавитов, а их вероучение досконально не изучено, поскольку, как и друзы, алавиты являются очень закрытой общностью, предпочитающей не распространяться о своем учении. Распространены версии о происхождении алавитов Сирии и близких им алевитов Турции от сирийцев, греков и армян, вынужденных принять ислам (точнее – создать видимость принятия ислама) после установления османского господства. Не исключено, что в этногенезе алавитов Сирии могли принимать участие и потомки европейских крестоносцев, создавших здесь в Средние века несколько государств. image

История алавитов уходит вглубь веков. Многие оппоненты и критики алавитов считают, что у истоков этого вероучения стоял иракский богослов Мухаммад ибн Нусайр, живший в IX в.н.э. и проповедовавший божественность одиннадцатого шиитского имама Хасана аль-Аскари. Себя Ибн Нусайр называл «Бабом» - «Вратами», посланником Хасана аль-Аскари. Учение алавитов малоизучено, поскольку сами алавиты предпочитают не распространять информацию о своих религиозных взглядах, и сведения об этом религиозном течении приходится получать от представителей других этноконфессиональных общностей, которые могут быть не всегда объективны. Согласно мнению ряда ученых, в основе алавитского учения лежит вера в Али как воплощение Смысла, Мухаммада как воплощение Имени и Сальмана аль-Фарси (первый неараб, принявший ислам) как воплощение «Врат». Алавитами также почитается дочь пророка Мухаммада и супруга Али Фатима. Познание Бога невозможно, но он может явиться в образе человека. История человечества, согласно алавитскому учению, знала семь пророков – Адама, Нуха (Ноя), Якуба (Иакова), Мусу (Моися), Сулеймана (Соломона), Ису (Иисуса) и Мухаммада. Однако все они были воплощениями Али как воплощения Бога. Для сирийских алавитов характерно почитание Исы – Иисуса, причем наряду с ним почитается также ряд христианских святых. Алавиты празднуют Рождество и Пасху, могут носить христианские имена, причащаются вином. Согласно алавитской мифологии, люди были созданы еще до сотворения Земли и представляли собой огни и планеты, не зная греха и послушания. Али был Солнцем, которое являлось людям в разных обличьях. После того, как Али создал Землю, он воплотил людей в телесной оболочке, создал демонов и шайтанов. Согласно алавитскому учению, человеческие души могут переселяться после смерти в животных. После семикратной инкарнации человеческие души попадают либо в звездную сферу, либо в сферу демонов. Некоторые религиоведы считают, что для алавитов характерно весьма пренебрежительное отношение к женщинам, которых не посвящают в тонкости учения и даже не допускают на богослужения.

Высшие ступени в иерархии алавитов занимают члены семьи пророка Мухаммада, которые, по мнению верующих, обладают сокровенным знанием. Они же разделяют избранных и непосвященных. К избранным – «хасса» - относятся дети отца и матери – алавитов, посвящаемые в 18-летнем возрасте через принесение клятвы и причащение вином. Рядовые алавиты называются «амма» и не несут в себе сокровенных знаний, доступных лишь посвященным. Алавиты, как и другие мусульмане, строят мечети, но практически их не посещают. Внешние аспекты религиозности для алавитов имеют самое минимальное значение. В частности, они совершают намаз не пять, а два раза в день, причем могут и вообще его не совершать. В рамадан алавиты постятся не месяц, а лишь полмесяца. Кроме того, у алавитов не существует запретов на употребление алкогольных напитков, присущих другим мусульманам. Более того, употребление вина носит у алавитов ритуальный характер. Известно, что алавиты отличаются крайней веротерпимостью, а при необходимости могут выдавать себя за приверженцев других религий – вера позволяет им использовать эту тактику (очевидно, что именно благодаря подобному поведению алавиты сохранили свою веру и смогли выжить во враждебном окружении). Однако со стороны мусульман, особенно суннитов, алавиты встречают крайне враждебное отношение. Многие сунниты вообще не признают алавитов за мусульман. Отношения с шиитами, напротив, складываются весьма дружественно, особенно после середины 1970-х гг. В настоящее время именно Иран является основным стратегическим союзником сирийских алавитов.

От «социального дна» к вершинам власти

Известно, что уже в XVI веке алавиты обрели достаточно прочные позиции в ряде районов Леванта, что заставило даже власти Османской империи признать два правящих алавитских рода – шейхов Бени Хамади и эмиров Харфуш. Вместе с тем, Стамбул всячески пытался играть на противоречиях алавитов, друзов и исмаилитов, которые периодически конфликтовали друг с другом. Во время русско-турецкой войны 1768-1774 гг. алавитский шейх Насиф Нассар выступил на стороне российского флота. Напомним, что русская эскадра адмирала А.Г. Орлова была направлена в Средиземное море для блокирования турецких кораблей в регионе. Это был далеко не единственный пример нелояльности алавитов Османской Турции. Так, во время похода Наполеона Бонапарта в Египет, алавиты опять выступили против турок – на этот раз на стороне французской армии. Однако, после поражения французских войск, турецко-египетские властители обрушили свой гнев на алавитских вождей. Расправы над алавитами привели к уничтожению многих видных алавитских шейхов, а также лишили алавитов большей части контролируемых ими прежде территорий. Под контролем алавитов осталась только горная территория в районе Латакии. С тех пор за пределами Латакии и Тартуса алавиты оставались маргинальным меньшинством, которое занимало низшие этажи социальной иерархии сирийского общества. Их положение было сравнимо с положением езидов в Ираке или Турции. Если в окрестностях Латакии алавиты занимались традиционным сельским хозяйством, то в других районах Сирии им не оставалось иного выхода, как браться за неквалифицированную и тяжелую работу. Чернорабочие, дворники и уборщики, домашняя прислуга во многих городах Сирии набирались из безработных алавитов, мигрировавших в поисках трудоустройства с территорий своего компактного проживания. Поскольку мусульмане-сунниты относились к алавитам с пренебрежением и считали их еретиками, в Османской империи алавиты были обречены на маргинальное социальное положение и, более того, находились под угрозой вероятных погромов. Ситуация стала стремительно меняться именно после окончания Первой мировой войны, когда Османская империя распалась, а сирийские земли оказались под французским управлением. Вмиг представители всех сирийских этноконфессиональных групп населения оказались в равном положении перед французской военной администрацией. При этом арабы-сунниты, составлявшие большинство населения Сирии, сохраняли надежду на обретение независимости от Франции и часто поднимали антифранцузские восстания. Они крайне неохотно шли на колониальную службу, в отличие от алавитов и христиан. Сирийские христиане, и прежде тяготевшие к интеллектуальной и торговой деятельности, составили основу сирийской европеизированной интеллигенции и буржуазии, многие из них затем окончательно перебрались в Европу и Латинскую Америку.

image

Что касается алавитов, то для них единственным каналом социальной мобильности оставалась военная служба – алавиты были дисциплинированными людьми, но отличались от христиан низким уровнем образования, будучи, преимущественно, крестьянами или ремесленниками. В свою очередь, французская военная администрация видела в алавитах прекрасный кадровый ресурс для пополнения личного состава расквартированных в Сирии и Ливане колониальных войск. Давние обиды на арабов-суннитов способствовали тому, что алавиты с удовольствием поступали на службу в колониальные войска. Так, постепенно, алавиты стали проникать в военную элиту сирийского общества – многие способные солдаты проходили курс обучения в единственном в стране военном училище и получали офицерские звания. Для несения караульной службы в Сирии и подавления периодически вспыхивавших восстаний французами был сформирован Сирийский легион, позже переименованный в Специальные войска Леванта. Личный состав Специальных войск Леванта набирался из представителей национальных и конфессиональных меньшинств – армян, друзов, черкесов и алавитов. При этом черкесов набирали, преимущественно, в кавалерию, а алавиты составили основу колониальной пехоты. К началу Второй мировой войны в состав Специальных войск Леванта, насчитывавших 10-12 тысяч солдат, сержантов и офицеров, входило 10 пехотных батальонов, 4 кавалерийских эскадрона, 3 роты мехаристов (верблюжья кавалерия), вспомогательные и инженерные подразделения. Эти силы размещались на территории Сирии, а в Ливане были размещены 9 ливанских егерских рот и 22 кавалерийских эскадрона, укомплектованных черкесами, курдами и друзами. Из 10 сирийских пехотных батальонов 8 батальонов были укомплектованы алавитами, набранными в селениях в горах Шараа. В целом алавиты составляли до 80% личного состава Специальных войск Леванта.

27 сентября 1941 г. Франция предоставила Сирии независимость, однако французские войска оставались на территории страны до 1946 г. Традиции военной службы сохранились в среде алавитов и после провозглашения политической независимости Сирии. Поскольку офицеры колониальных войск, составившие костяк командного состава армии независимой Сирии, практически все происходили из различных национальных меньшинств страны, политическое развитие Сирии изначально отличалось от соседних арабских государств. Арабы – сунниты практически с первых лет существования сирийской суверенной государственности были вынуждены соперничать за власть с выходцами из этноконфессиональных меньшинств, обладавшими влиянием в сирийской армии. Если арабы-сунниты проявляли активность в консервативных и религиозно-фундаменталистских организациях, то алавиты охотно вступали в ряды светских националистических партий, в том числе и «БААС» - Партии арабского социалистического возрождения, созданной в 1947 г. православным христианином Мишелем Афляком, арабом-суннитом Салах ад-Дином аль-Битаром и алавитом Заки аль-Арсузи. В Сирии в рядах партии БААС, как и на военной службе, преобладали алавиты. Следует отметить, что большинство алавитов, занявших в партии и армии руководящие посты, принадлежало к группе «амма», то есть – «непосвященных алавитов», и поэтому скорее представляли алавитов не как религиозное течение, а как социальную группу некогда обездоленных и угнетенных жителей Сирии, сумевших вырваться из маргинального положения и превратиться в подлинных правителей независимой Сирии.
Послевоенную Сирию до 1970 г. сотрясали периодические перевороты и смещения одних правителей другими.

image 13 ноября 1970 г., 45 лет назад, в Сирии произошел очередной военный переворот, которому, как оказалось, было суждено изменить политическое лицо сирийского государства. Во главе страны встал сорокалетний Хафез Асад. Он родился 6 марта 1930 г. в селении Кардаха, в окрестностях Латакии, в алавитской семье и был восьмым ребенком в семье простого крестьянина Сулеймана аль-Асада. Когда Сирия получила независимость, Хафезу было 16 лет. Вскоре он поступил на летный факультет одного из военных училищ Сирии, а затем – в Национальную военно-воздушную академию. Молодой офицер примкнул к партии БААС и вскоре смог занять в ней значительные позиции. Кстати, в бытность капитаном ВВС он проходил стажировку в СССР – на территории Киргизии. Постепенно Асаду удалось фактически поставить под свой контроль «армейское» крыло партии БААС. За собой в партию он привел большое количество алавитов, повысив свой авторитет в алавитской среде за счет женитьбы на представительнице знатнейшего алавитского рода Анисе Махлюф. В 1963 г. Хафезу Асаду было присвоено звание бригадного генерала авиации, после чего он стал командующим ВВС и ПВО Сирии. В 1966 г. тридцатишестилетний генерал был назначен министром обороны Сирии. Придя к власти, Хафез Асад предпринял значительные усилия для легитимизации алавитов в мусульманском мире. Благодаря позиции Асада и его влиянию на ливанских шиитов, лидер последних имам Муса ас-Садр еще в 1973 г. издал фетву, признающую алавитов одним из течений в шиизме. После Исламской революции в Иране одним из наиболее надежных союзников Сирии, наряду с Москвой, стал Тегеран. Многие десятилетия блок «Тегеран – Дамаск» противостоял на Ближнем Востоке влиянию «нефтяных» монархий Персидского залива, ориентированных на поддержку арабов – суннитов. Естественно, что в самой Сирии нахождение у власти алавитского меньшинства всегда вызывало недовольство со стороны других этнических групп, в особенности – арабов-суннитов, которые составляют не менее 70-75% сирийского населения, но никогда, с момента прихода партии БААС и, особенно, клана Асадов, к власти в стране, не обладавших реальными политическими возможностями. Несмотря на то, что Хафез Асад, пытаясь обезопасить свои позиции, всячески подчеркивал равенство представителей всех конфессий и даже министром обороны Сирии был назначен генерал Мустафа Тлас – мусульманин-суннит, в действительности наиболее боеспособные армейские подразделения, а также спецслужбы комплектовались преимущественно алавитами. Поэтому даже назначения суннитов на высшие посты в армии и правительстве не удовлетворяли арабо-суннитское большинство сирийского населения.

Гражданская война в Сирии и перспективы алавитов

Недовольство почти полувековым правлением алавитов выплеснулось в 2011 г., когда в общем контексте «Арабской весны», инспирированной монархиями Персидского залива и Западом, в Сирии начались протесты против правления президента Башара Асада. Основную массу протестующих составляли как раз арабы-сунниты, организации которых получают большую финансовую, организационную и военную помощь от Саудовской Аравии и Катара. США и Западная Европа сразу же встали на сторону антиасадовской оппозиции, пытаясь выставить Башара Асада кровавым диктатором, подавляющим демократические свободы. Несмотря на всю абсурдность попыток американских и европейских СМИ выдать религиозных экстремистов, орудующих в Сирии, за «демократов» и «борцов с кровавым режимом», даже сейчас, после того, как в Сирии уже несколько лет идет кровопролитная гражданская война, западная либеральная общественность не меняет своей позиции. При этом западные политики, ученые и журналисты старательно обходят вопрос о том, что ждет Сирию и, в особенности, этноконфессиональные меньшинства страны в случае победы суннитской оппозиции, особенно сил запрещенного в России «Исламского государства». Между тем, очевидно, что над христианским и алавитским населением Сирии нависла смертельная угроза. Можно сказать, что в боях, которые ведут правительственные войска Башара Асада с экстремистами, решается вопрос о судьбах христианства и несуннитского ислама в этой стране. Ведь ИГ и подобные организации поставили своей целью полное очищение территории страны от всех инаковерующих и инакомыслящих. Среди радикалов распространены лозунги «Христиан – в Ливан» и «Алавитов – в могилу». То есть, для алавитов приготовлена еще более страшная участь, чем для христианского населения.

image - Башар Асад, сын Хафеза Асада и действующий легитимный президент Сирии

Алавиты это прекрасно понимают, поэтому в подавляющем большинстве и поддерживают правительство Башара Асада. Именно алавиты составляют основу наиболее боеспособных частей сирийской армии, сражающихся против боевиков ИГ и других радикальных организаций. На стороне Сирии сражаются и бойцы Корпуса стражей исламской революции из Ирана, ливанской «Хезболлах», йеменские и иракские шииты, а также бойцы левых организаций палестинского сопротивления, контролируемых Дамаском. На стороне Асада в настоящее время выступает большинство алавитов, исмаилиты, друзы, христиане, большинство шиитов Сирии и даже часть сирийских арабов-суннитов. То есть, фактически Асад рассматривается в качестве единственной надежды для практически всех этноконфессиональных меньшинств Сирии. Активная роль Турции в поддержке «сирийской оппозиции» арабов-суннитов обеспечила Асаду поддержку исмаилитов, друзов и христиан, у которых колоссальные исторические обиды на Турцию еще со времен Османской империи. Против Асада настроено большинство сирийских суннитов, а это очень многочисленная и серьезная сила. Другое дело, что сунниты Сирии раздроблены на множество организаций, которые финансируются и поддерживаются различными зарубежными «спонсорами» и часто враждуют между собой.

Однако даже после того, как к уничтожению ИГ в Сирии подключилась российская военная авиация, говорить о том, что Асаду удастся полностью подавить очаги сопротивления, преждевременно. Поэтому в перспективе не исключен сценарий и раздела современной Сирии по образцу соседнего Ирака – на практически независимые государственные образования, сформированные по этноконфессиональному принципу. С другой стороны, с такой моделью никогда не согласятся ни ИГ и другие радикальные группировки, ни США и Запад. Хотя многие аналитики говорят о том, что выходом из ситуации может стать создание независимого алавитского государства – «Алавистана» - на территории традиционного проживания алавитов, то есть – на сирийском побережье Средиземного моря, с центром в Латакии. Выделение из современной Сирии Алавистана, Курдистана, возможно – друзских и шиитских территорий, может стать закономерным итогом кровопролитной гражданской войны. Однако США вряд ли согласятся на создание подконтрольного Асаду государства алавитов, которое будет обладать выходом к морю и сохранит дружественные отношения с Россией и Ираном. Достаточно емко по этому поводу высказался американский политолог Бенджамин Дженсен. По мнению Дженсена, создание независимого государства алавитов приведет к катастрофичным последствиям на Ближнем Востоке. Но что же американский ученый считает катастрофой? Дженсен подчеркивает, что на побережье Сирии возникнет «сильно вооруженный неконтролируемый режим, который будет действовать по указке Ирана и гарантировать России глубоководную средиземноморскую морскую базу в Тартусе». То есть, американский исследователь открыто признается в том, что США, поддерживая антиасадовскую оппозицию, руководствуется не мифическими соображениями «защиты демократии», а вполне конкретными целями по недопущению усиления позиций России и Ирана в регионе. И именно исходя из этой позиции даже маленькое алавитское государство на землях исконного проживания алавитов США не выгодно – пусть лучше ИГ, но не алавиты, дружащие с Россией и Ираном. Вот такой подход. Еще один весьма сомнительный аргумент, приводимый американским политологом – вероятность превращения «Алавистана» в криминализованное государство и «рай для террористов». То, что настоящий «рай для террористов» создан именно на землях, контролируемых антиасадовской оппозицией, американский исследователь предпочитает умалчивать. Наконец, создание алавитского государства, по мнению Дженсена, может стать «дурным примером» для других стран и народов Ближнего Востока, в первую очередь – для курдов Сирии, Ирака и Турции, а также для турецких алевитов, в конфессиональном отношении очень близких к сирийским алавитам. Почему-то американский автор считает, что алавиты не имеют права на создание собственного государства даже в той ситуации, которая угрожает их физическому выживанию. Что делать алавитам во враждебном окружении, готовом их физически уничтожить, американец, претендующий на статус политолога и аналитика, не говорит. Фактически, позиция США и ряда их союзников означает поддержку реального геноцида, осуществляемого радикальными фундаменталистами, именуемыми на Западе «сирийской оппозицией», в отношении христианского, алавитского и шиитского населения Сирии. США и союзники являются непосредственными зачинщиками, спонсорами и защитниками той вакханалии насилия, которую мы наблюдаем сегодня на Ближнем Востоке.

image

В случае появления на части территории Сирии государства алавитов, оно может развиваться по аналогии Израиля – опираясь на поддержку других, более сильных стран (в данном случае – России и Ирана) и выступая в качестве форпоста борьбы против религиозного экстремизма на Ближнем Востоке. Причем, скорее всего, государство алавитов включит в свой состав также исмаилитов, отчасти друзов и всех сирийских христиан – от армяно-католиков и греко-католиков до православных арабов и ассирийцев. Однако вариант создания независимого государства алавитов – это крайний вариант, позволяющий Асаду сохранить власть над частью Сирии и обезопасить этноконфессиональные меньшинства от угрозы уничтожения, но отдающий большую часть страны, населенную арабами-суннитами, на откуп радикальным организациям. Естественно, что последние в этой ситуации не прекратят вооруженную борьбу, поэтому государству алавитов придется фактически постоянно вести боевые действия, параллельно с формированием собственной экономики, что является очень сложной задачей. С другой стороны, многие эксперты сомневаются не только в целесообразности, но и в возможности создания алавитского государства, ссылаясь на большое этническое смешение населения Сирии, в том числе и в традиционно считавшихся алавитскими районах страны. Наконец, следует отметить, что США и Евросоюз, а также «нефтяные» монархии Персидского залива не откажутся от применения любых методов для дальнейшего наступления на российские позиции на Ближнем Востоке, поэтому не исключено, что и в случае создания государства алавитов, провокации против него будут продолжаться.

 

 

Автор Илья Полонский

http://oko-planet.su/politik/politikmir/295941-raspadetsya-li-siriya-veroyatnost-sozdaniya-gosudarstva-alavitov.html





Гласувай:
1
0



Няма коментари
Търсене

За този блог
Автор: hadzapi
Категория: Лични дневници
Прочетен: 1799408
Постинги: 1439
Коментари: 614
Гласове: 1130
Календар
«  Декември, 2017  
ПВСЧПСН
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Блогрол
1. Битката за ресурси - как и защо бе съсипан Дамаск
2. АБК готви нова атака над „Моята библиотека“
3. Епохални открития, направени случайно
4. Грешките и капаните на съвременния сатанизъм - религия, сатанизъм, митология, шаманство, християнство, езотерика, култове, философия, лява и дясна страна, среден път
5. Улуру, чакры земли, тора шаста, гластенбери, озеро титикака, гора кайлас, гора синай, энергия, мобильный центр активации эпохи, эзотерика,
6. Космос, астрономия, НАСА, открытие, фотоснимки, Учёные, белый город, обитель бога, телескоп хабл,
7. мир, Учёные, свят, суперкомпьютер, теория хаоса, исследование мировой экономики, транснациональные корпорации, владение мировых доходов,
8. празници, маски, сравнение, значение, традиции, история, кукери, будизъм, езикознание, кукерство, зороастризъм, колобърство, песоглавци
9. хроники, история, древност, летописи, балхара, древнобългарските държави, волско-камска българия, исторически извори
10. Китайската стена - не са я строили китайците, а друг?
11. Най-страшните места на Русия